Система для онлайн рулетки Мак-Кинли — обсуждение

3 лучших онлайн казино на русском языке за 2020 год:
  • JOY Казино
    JOY Казино

    1 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

Форум Винского

Поиск дешевых авиабилетов

Бронирование отелей, вилл, апартаментов

Аренда квартир, апартаментов, домов у собственников

Аренда автомобиля за границей и в России

Страховка арендованного авто

Страхование для туристов

Реклама на форуме Винского

Сайт Винского

  • Список форумовАМЕРИКА форумСША форумОтзывы о США, отчеты из путешествия по США
  • Изменить размер шрифта
  • Smartfeed
  • Блоги
  • Правила
  • Инструкции
  • FAQ
  • Галерея
  • Регистрация
  • Вход

Восхождение на Мак-Кинли, высшую точку Северной Америки

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

Восхождение на Мак-Кинли, высшую точку Северной Америки

montal » 12 янв 2020, 16:46

Должен сразу сказать, что эта поездка состоялась больше четырех лет назад и рассказ этот я писал для своих друзей. Да и на этом форуме я в то время зарегистрирован не был. Но сейчас подумал, что, возможно, это кому-нибудь будет интересно и, может быть, полезно с практической точки зрения.
Тем более, что отчетов по Аляске на форуме не много.
Правда, здесь мало фактических данных, хотя я и внес некоторые дополнения в текст и если возникнут вопросы, постараюсь ответить. Стоимость отдельных элементов путешествия я мог бы назвать , но большого смысла в этом не вижу (цены постоянно меняются). Общий бюджет поездки (на тот момент) вместе с авиабилетами составил около 4 000 USD на человека.

Впервые планы поездки на Аляску и восхождения на Мак-Кинли появились у меня осенью 2020 года. Я говорю именно о планах. То, что было до этого, можно назвать мечтами. А тут как-то после тренировки Катя сказала, что хочет поехать на Мак-Кинли, но не может найти компанию. К декабрю появились еще два потенциальных участника экспедиции: Андрей и Анатолий. Причем, Анатолий уже бывал на Аляске и на Мак-Кинли взойти пытался, а Андрей никогда там не был, но очень хотел. В результате к маю 2020 года оказалось, что на Аляску мы едем вдвоем с Андреем.
Если вы планируете восходить на Мак-Кинли, то экспедицию нужно регистрировать заранее. Дело в том, что число посетителей национального парка в течение сезона лимитировано и если вы подадите заявку, когла лимит уже исчерпан, то сами понимаете . Мы планировали восхождение на конец мая — начало июня и заявку подавали, если не ошибаюсь, в феврале. Посещение парка платное и при подаче заявки авансом вносится часть суммы. Сумму называть не буду, так как цены с тех пор изменились ( и, может быть, не один раз ).
Взяли билеты Москва — Франкфурт «Aeroflot» и Франкфурт — Анкоридж «Condor». И вот 21 мая после ночи, проведенной в аэропорту Франкфурта, и десятичасового перелета шасси нашего самолета коснулись земли североамериканского континента.

Что меня сразу же удивило, так это поведение офицеров на паспортном контроле. Взглянув на мои документы и спросив о цели визита, офицер подал мне бланк для заполнения, но тут же спохватившись, начал заполнять его сам, понимая, что мне с моим английским это будет сделать сложнее. Я с непривычки чувствовал себя неловко и вынужден был сдерживаться, чтобы не выхватить у него бланк и не продолжить заполнение.
Все-таки, есть ощущение, что в Америке пограничников готовят немного иначе, чем у нас.
Ходят слухи, что Анкоридж – самый большой город на Аляске. Я был немного удивлен, дорогие сограждане! На мой взгляд, у нас иной райцентр может посоперничать с этим самым большим городом. Размерами, конечно, а не уровнем благоустройства. Дома в основном одно-, трехэтажные, обшитые сайдингом. Все в асфальте, но хватает и зеленых газонов. Что особенно приятно, на улицах очень мало пешеходов. Можно пройти полгорода и не встретить ни одного прохожего. Просто рай для мизантропов. Местные граждане, как я понимаю, ездят на авто. Да и вообще их, видимо, не много: Аляска! Не Ташкент, небось!
Что касается пешеходов: изредка встречаются молодые люди и девушки ( не исключено, что это такие же приезжие, как и мы ). Кроме того попадаются местные бомжи, которые, вероятно, не владеют автомобилем. Причем, если наши бомжи как бы стесняются и уходят с популярных маршрутов куда-то в сторону, прячась под мостами и роясь в мусорных контейнерах, то местные бомжи социально активны. Завидев на пустынной улице пешехода, который с большой вероятностью является богатеньким туристом, они начинают чего-то говорить на своем малопонятном американском языке. Говорят они это часто довольно-таки экспрессивно и, судя по всему, безо всякой симпатии к адресату. Я в таких случаях проходил мимо, делая вид, что не понимаю ни слова. Тем более, что и притворяться особой нужды не было.
Кстати, раз уж мы заговорили о бомжах: остановились мы в первом попавшемся хостеле. В первом попавшемся из того списка, что я заготовил, порывшись в Интенете. Постояльцами были, в основном, студенты с нашего родного постсоветского пространства, приехавшие подзаработать на 2 – 3 месяца по программе «Work & travel» ( т. е. «работа и путешествие» ). Анкоридж для них был перевалочной базой. Поболтавшись там от пары дней до недели, они, как правило, уезжали к месту работы. Интересно, что среди этих студентов больше всего было граждан Украины. Были замечены студенты из Казахстана и Молдовы, но я не припомню ни одного российского студента. Видимо наши земляки едут в более теплые штаты.
Едва поселившись, мы вышли в холл выпить кофейку и я увидел двух постояльцев. По моей оценке, один их них был средних лет, второй – скорее пожилой. Оба выглядели не очень респектабельно. Пожилой был в выцветшей мятой рубашке и заметно хромал. Лица у них были кирпичного цвета, как и у всех людей, которые подолгу находятся на открытом воздухе. Первая мысль была: «да тут, похоже, и местные бомжи заходят перекусить в эту богадельню». Через несколько минут, между глотками кофе, пожилой «бомж» обратился ко мне с вопросом:
— Надолго вы в Анкоридже и куда потом собираетесь?
— В национальный парк Денали, — ответил я без особого энтузиазма. Не люблю я общаться с бомжами. Понимаю, что это плохо, но ничего не могу с собой поделать.
— А-а-а! На Мак-Кинли ? – заинтересовался «бомж». Такая осведомленность маргинального элемента меня слегка озадачила.
— Мы там были неделю назад, — продолжал опустившийся член американского общества.
— А вы откуда ? – включился в разговор Андрей.
— Из Италии, — ответил «бомж». — Мы поднимались по маршруту Кассина. Немного не дошли до вершины. Наш товарищ сорвался и погиб.
Мы еще немного пообщались с мужиками, допили кофе и пошли бродить по Анкориджу. Здесь нам было необходимо запастись продовольствием для экспедиции и взять в прокате снегоступы (очень полезная вещь для нашего мероприятия). Все остальное снаряжение мы привезли с собой из России.
Через пару дней, познакомившись с городом и закупив продукты, мы заказали такси на Талкитну.
Дорога до Талкитны заняла часа два.

Для начала мы посетили офис национального парка, где прослушали лекцию о правилах поведения в парке ( из этой лекции кто-то усвоил больше, кто-то меньше, кто-то вообще ничего — в соответствии с уровнем владения английским ). Здесь же оплатили оставшуюся часть паркового сбора и получили пластиковые ведра, предназначенные для использования в качестве ночных горшков, и пакетики для сбора собственного гоуна.

После этого поехали на местный аэродром. Авиарейсы из Талкитны до базового лагеря в то время выполнялись тремя авиакомпаниями. Принципиальных отличий между ними нет. Мы свой выбор делали наугад. Надо сказать, что других пассажиров в этот момент у компании не было и рейс выполнялся исключительно для нас с Андреем. Совсем не так было на обратном пути ( но об этом позднее ). Пока тянулся процесс подготовки мы успели немного погулять по поселку и заглянули на железнодорожную станцию. Чисто из любопытства.

На улаживание всех формальностей с рейнджерами и авиакомпанией ушло часа четыре и мы, наконец, смогли взглянуть на Аляску с высоты птичьего полета.

Рейтинг надежности онлайн казино с лицензией:
  • JOY Казино
    JOY Казино

    1 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

Минут через сорок наша «Сессна» пошла на снижение и мягко приземлилась на леднике Кахилтна рядом с базовым лагерем.
Базовый лагерь представлял собой довольно живописную картину. Вдоль края ледника разбросаны многочисленные разноцветные и разнокалиберные палатки. На краю лагеря, ближе к «взлетно-посадочной полосе» располагается хижина, в которой проживает рейнджер, регистрирующий группы прилетающие из Талкитны или возвращающиеся после восхождения, поддерживающий радиосвязь с поселком и регулирующий процесс отправки групп, улетающих домой. В нашем случае это была девушка Лиза ( в переводе на русский ). Приличных размеров поле посреди лагеря представляло собой лес из тонких длинных прутьев, к вершинам которых были прикреплены этикетки с указанием наименования группы и имени ее руководителя. Это все были «заброски», в которых уходящие наверх группы оставляли ненужные наверху вещи, запас продуктов на случай ожидания обратного авиарейса и т.д. Я сделал свою заброску у нижнего края этого поля, будучи уверенным, что найти ее потом смогу без проблем. Однако к моменту нашего возвращения конфигурация «поля чудес» несколько изменилась и мне пришлось немало потрудиться разыскивая мою вешку среди огромного количества таких же.
Утра в обычном понимании здесь в это время нет: полярный день, все-таки. Заслышав, что в лагере происходит какой-то движняк, мы решили, что уже утро и вылезли из палатки . Из лагеря выходила компания немцев. Первая группа уже миновала огромный флаг США, установленный чуть ниже лагеря. Мы быстренько позавтракали и тоже пошли.

Нужно сказать, что на пути от базового лагеря до вершины есть три больших лагеря: на высоте 3300 метров над уровнем моря, на 4300 и на 5200. На участке от базового лагеря до лагеря 3300 есть еще два: первый (побольше) – перед началом первого крутого подъема, второй (поменьше) — после этого подъема.
Андрей по утрам, в силу особенностей организма, чувствовал некую разбитость и отсутствие аппетита. Поэтому вначале я готовил завтрак, затем поднимался Андрей и, перекусив, мы начинали движение. На второй день нашего пути часам к двенадцати мы достигли высоты 3300 метров над уровнем моря. Палаточный лагерь внушительных размеров располагался на пологом участке снежно-ледового склона. Народ обустраивался основательно. Палатки стояли на выровненных, заглубленных в снежный склон площадках и были окружены ветрозащитными стенками.

Мне повезло: пока я отдыхал сидя на рюкзаке и поджидая сильно отставшего Андрея двое парней из Канады собрали свою палатку и сказав мне, что место свободно ушли наверх.
Андрей пришел через час. Едва сбросив рюкзак он сообщил, что ему необходимо немного поспать . Меня это немного насторожило. Все-таки мы спали около десяти часов, шли всего два – три часа и набрали всего 500 метров высоты. Конечно, у меня, в отличие от Андрея, осталась еще какая-то акклиматизация от предыдущей поездки, но ложиться спать через каждые три часа ходьбы …?
Пока Андрей, забравшись в палатку, готовился отойти ко сну, я решил забросить часть груза на перемычку для облегчения своей завтрашней участи и более качественной акклиматизации.

Все прошло удачно. Заброску я оставил на знаменитом Windy Corner. Правда ветра там в этот момент не было. Я, как и положено, закопал свой мешок с грузом на полметра в снег, воткнул вешку и отправился вниз. Подойдя к последнему спуску к лагерю, встретил Андрея. Процесс сна, как известно, еще недостаточно исследован и случается, что во сне человек приходит к правильному решению.
Спустился я в лагерь и начал готовить ужин. Андрей вернулся вскорости. До перемычки он, конечно же, не дошел . Вышел на плато и сделал заброску.
Утром собираем вещи, готовимся к выходу на 4400. В этот момент мимо нас проходят в попутном направлении русскоговорящие восходители.
Да это же парни из Москвы, с которыми мы вместе летели из Франкфурта и расстались в аэропорту Анкориджа!
Решили, что дальнейшие планы будем согласовывать и на вершину пойдем вместе. Они уходят, немного позже стартуем и мы. Москвичей я догнал на снежном поле, в конце которого виден подъем к Windy Corner. Они остановились отдохнуть и обнаружили рядом с тропой какое-то непотребство. По снегу разбросаны бумажки, пакетики, конфетные обертки. Учитывая то, как строго здесь следят за соблюдением чистоты ( вот даже горшки и пакетики для экскрементов выдали ), картина просто поражает. Сначала удивляемся, потом возмущаемся. Высказывается ни на чем не основанное предположение, что, по всей видимости, нагадили наши дорогие соотечественники. Мы даже не догадывались, насколько близко к истине было это предположение. Приглядевшись к помойке я заметил, что из-под снега торчит кусочек ткани до боли знакомого цвета. Разгребаю снег … Так и есть! Это заброска Андрюхи, завернутая в чехол от его рюкзака. Вот же раздолбай! А ведь рейнджеры объясняли на чистейшем англо-американском языке: закапывайте заброски минимум на полметра! Он же чуть присыпал снегом и думал местные птички не догадаются где надо искать? Это ж ведь не дятлы! И вот результат: чехол весь в дырках. Конфетки, которые находились сверху, птички, конечно, не съели, но сильно понадкусывали. Я торопливо пытаюсь прибрать это безобразие пока никто не увидел. Наконец медленной, но уверенной поступью зомби подходит Андрей. Неудовольствие, высказанное мной, его, судя по всему, нимало не волнует. Вообще его поведение наводит на мысль, что ему все по барабану. С бесстрастным выражением лица он интересуется, как птички смогли найти его заброску, и начинает собирать разбросанные продукты.
Следующая остановка на Windy Corner. Ветра опять нет. С погодой нам пока везет. Переход отсюда до лагеря на 4300 с небольшим набором высоты, но достаточно протяженный, с большой петлей для обхода ледниковой трещины. Сам лагерь раскинулся на большом ровном поле и производит сильное впечатление своей обустроенностью. Это целый город, в котором есть свои улицы. Все палатки размещены внутри двориков, обнесенных стенами из снежных кирпичей.
Попытки найти свободный дворик не увенчались успехом и нам пришлось тоже взяться за строительство. Вот тут и на мне сказалось воздействие высоты. Пока Андрей лежа в палатке восстанавливал потраченные во время перехода силы, я вместе с москвичами занялся возведением снежной стенки. А нужно было и мне сначала немного отдохнуть! Через какое-то время я почувствовал, что мне поплохело. Но все окончилось хорошо. Немного отдохнув и хлебнув чайку, который вскипятил Андрюха (спасибо ему), я почувствовал себя вполне сносно.
Следующий день решили объявить днем отдыха. Нельзя же так безостановочно набирать высоту, это может плохо кончиться. После ужина я укладываюсь спать. Андрей же, напротив , вдруг почувствовал бодрость духа и переместившись в палатку к москвичам начал развлекать их рассказами о том, как он героически водил таких же выдающихся спортсменов, как он сам, в лыжный поход по Кузнецкому Алатау. Засыпая, я слышу, как он произносит полным мужественности голосом:
-Тогда я отдаю приказ: «Копать снег!»
Отдохнув один день, решаем выдвинуться в направлении штурмового лагеря. Андрюха утром почему-то вновь чувствует упадок сил. Я, как обычно, готовлю завтрак, поднимается Андрей , едим и выходим наверх.

В лагере выше пяти тысяч высоту почувствовали уже все. Ощущалась слабость, побаливала голова. Понятно, что правильней было бы пожить здесь денек, а затем штурмовать вершину. Но хорошая погода стоит уже несколько дней и долго так продолжаться не может. Все понимают, что в ближайшее время станет гораздо хуже и прогноз, полученный от рейнджеров, это подтверждает. Завтра еще должно быть довольно сносно, а послезавтра погода надолго испортится. Решаем выйти завтра на штурм, а если будем чувствовать себя плохо, вернемся отдыхать и ждать погоду. Слава – лидер московской команды предлагает разбиться на две группы в соответствии со скоростями, которые участники нашей компании показали на подходах. Никто не возражает. Таким образом мы идем вдвоем со Славой, а Андрей составит компанию Игорю и Денису. Серега же решил вообще отказаться от восхождения. Сказал, что и так все замечательно.
Чем хороши восхождения на Аляске? Здесь не требуются ранние подъемы! С самого начала наших занятий альпинизмом нас учили, что выходить из лагеря нужно пораньше, зачастую даже затемно. Во-первых для того, чтобы оставалось побольше светового времени для восхождения и на обратный путь, во-вторых , чтоб не успели начать осыпаться раскисшие под жарким горным солнцем лавино- и камнеопасные склоны. Вот ранние подъемы и не нравятся мне больше всего в альпинизме.
Совсем другое дело на Аляске. Здесь в это время полярный день, здесь всегда светло. И холодно. А часов до десяти тут очень холодно. Лучше не спешить. Не все, однако, придерживаются такой точки зрения. Когда в 7 часов я выглядываю из палатки, размышляя о том, не пора ли начать готовить завтрак, то вижу на косой тропе, ведущей на перевал Денали, первую тройку нетерпеливых восходителей. Чуть позже выходит еще одна. Мы, как и планировали, выходим в 10 часов. Самыми последними. Вся тропа от начала подъема до выхода на перевал заполнена черными точками, которые почти не движутся. Мы подходим к подножию склона и ждем, замерзая в тени горы. Возвращаемся к лагерю и ждем уже под лучами солнца. Примерно через час стало заметно какое-то продвижение и мы вернулись к началу тропы. Сразу скажу, что на пути к вершине мы со Славой обогнали почти всех этих представителей западной школы альпинизма. А еще говорят, что наши спортивные разряды ничего не стоят и что наш альпинизм, якобы, сильно отстал от западного. Неизвестно еще кто от кого отстал.
Подъем на перевал Денали считается наиболее опасным участком классического маршрута на вершину. На самом деле, конечно, ничего особенного: снежно-ледовый склон средней крутизны. Тем не менее, именно здесь восходители улетали вниз и уже в этом сезоне был открыт счет погибшим. Другой опасный участок – вершинный гребень и подъем на него. Но все прошло удачно. Был сильный и очень холодный ветер , при выходе на, так называемое, футбольное поле и на вершинном гребне.

В лагерь мы вернулись к вечеру при свете солнца. Андрей, Денис и Игорь пришли часа в два «ночи» при сумеречном освещении. Андрей, заползая в палатку сказал, что очень замерз, что завтра с утра вниз и только вниз. Не останавливаясь. К теплу. Прямо до Талкитны. Меня такие радикальные меры не очень вдохновляли, но спорить я не стал. Утром пошли вниз, но спустившись до лагеря на 4300, Андрей исчерпал запас сил и предложил немного поспать. Тут наши мнения сильно разошлись: я же ведь уже приготовился двигаться дальше и собрал вещи. После короткой, но эмоциональной дискуссии мы продолжили движение. Когда спустились до лагеря на 3300 погода начала портиться. Я предложил переночевать в этом лагере. Андрей ответил, что предпочел бы двигаться автономно и независимо, а поскольку у каждого из нас есть палатка, то препятствий к этому никаких нет. С тем и расстались. Метрах в трехстах ниже пришлось идти уже сквозь настоящую метель. Тропу было не видно. Выручали только вешки, стоявшие вдоль тропы с интервалом метров 50. Спустившись до 2800 я решил, что ходить в метель – это не наш метод и поставил палатку примерно там же, где мы ночевали в начале нашей эпопеи. При этом я надеялся, что Андрюха последует моему примеру, тем более, что последний переход до базового лагеря изобиловал закрытыми трещинами, а снег за эту неделю уже заметно раскис. Все-таки лето уже наступило! Этот участок желательно проходить в связках. Я приготовил ужин, поел и не дождавшись Андрея прилег вздремнуть. Проснулся я часа в четыре ночи от голосов проходившей мимо очередной группы. По всему было видно, что Андрей не посчитал нужным согласовывать со мной свои действия.
Через полчаса ходьбы я встретил двоих парней. Еще через десять минут непринужденной беседы на языке, отдаленно напоминающем язык Шекспира, мы выяснили, что нам проще общаться на русском и что Андрей к настоящему моменту уже, видимо, подходит к базовому лагерю. Заодно подтвердилась информация о том, что снег раскисает и открываются новые трещины. Вот тут-то наконец и пригодились мне снегоступы, взятые напрокат в Анкоридже. Без них было бы гораздо хуже ( может быть даже настолько, что хуже уже некуда ).

Базовый лагерь представлял собой сонное царство. Большая часть присутствующих мечтала улететь в Талкитну. Предыдущий день самолеты не летали по погодным условиям и уже образовалась очередь . Про сегодняшний день первая информация должна была появиться после восьми часов утра.
Палатка Андрея стояла на краю лагеря, сам он привычно восстанавливал силы. Поставил свою палатку и я, отметился у рейнджера Лизы и лег спать. Проснулся я от громко произносимых тостов в стиле «Ну, за успешное завершение нашего мероприятия !». Это распивали коньяк наши знакомые москвичи, только что подошедшие в базовый лагерь.
В этот же день мы с Андреем улетели в Талкитну. Игорь с Денисом тоже. А Славе с Серегой пришлось пожить на леднике еще двое суток.

Ожидая их прибытия мы проводили время в прогулках по Талкитне. Очень приятный поселок!

— интерьер ресторанчика в Талкитне

После возвращения в Анкоридж началась «культурная программа».
Парни взяли напрокат машину и мы всей компанией покатались по полуострову Кенай и прошли вдоль побережья на экскурсионном судне наблюдая за сивучами, касатками и прочей морской и сухопутной живностью.

Затем москвичи отправились домой, а мы зависли в Анкоридже еще на неделю в ожидании нашего авиарейса.

есть и «Хилтон». Ну как же без него?

— памятник капитану Джеймсу Куку. Болтаясь между многочисленными островами он пытался найти здесь несуществующий Северо — Западный проход — прямой путь из Тихого в Атлантический океан.

Опять тот же хостел, хозяин которого встречал нас уже как дорогих гостей. К этому времени украинских студентов стало уже так много, что пробираясь по вечерам к своей кровати я рисковал наступить на одного из них. Зато Андрей почувствовал себя как дома, даже еще лучше. Теперь он каждый день знакомился с новыми украинскими студентками, рассказывая им о том, как героически он восходил на Мак-Кинли. Не обходил он вниманием и студенток из Средней Азии и каждый раз, когда разговор заходил о Казахстане или Узбекистане, придав своему лицу выражение усталости и пресыщенности всеми этими восхождениями, говорил: «Да мы там у вас в Оше бываем очень часто…». Случалось, что проснувшись среди ночи, я слышал за стенкой все ту же фразу. Единственное, что нас огорчало,- это тающие с каждым днем финансовые запасы. Лишь наступивший в конце концов день отъезда спас нас от полного разорения.

Как мы сходили на Мак-Кинли.

Открываю глаза, на меня падает полведра конденсата, медленно тает и стекает вглубь капюшона. Отличное, однако, выдалось утро! Уже третье, в штурмовом лагере на Денали. Ничего не происходит, день сменяется днем, только менее ярким, все так же дует лёгкий бриз, с порывами 160 км/ч, все так же Дима спрашивает, не сломает ли каркас у нашей палатки и все та же севшая батарейка в плеере.

Есть (варить) не хочется, в туалет (выходить) не хочется, хочется только в Эквадор. С закрытыми глазами можно увидеть высокие волны тёплого океана, с открытыми – только оранжевый потолок нашего РэдФокса и два красных кокона, с температурой комфорта –40С. Ну, что, нормальный отпуск, стандартный, за последние 12 лет. На завтра нам обещали шторм, все какое-то развлечение. Потом шторм отменили, пообещав штиль. Штиль, это хорошо. Можно будет быстро сходить на вершину, свалить вниз и поехать в Эквадор. Ведь должен же быть у человека какой-то стимул идти на вершину! Надо сползать (идти-то при таком ветре все равно не возможно) к соседям, узнать, как они пережили очередную ночь лёгкого бриза. Соседи – британо-американская двойка с Эверестом за плечами и вполне очаровательной внешностью. Сапёр-подводник и доктор наук в области авиационного двигателестроения, 23-х и 30-лет отроду.
Мне кажется, что все мои друзья и знакомые ходили на Эверест и катаются на сёрфе. К российским соседям с утра можно не ходить, им любой ветер нипочем, они еще и есть готовят на улице. Термобельё, еще термобельё, прималофт, штаны, еще штаны, пуховка, бафф, второй бафф, шапка, маска, носки-носки, миллеты, ва-реж-ки!, нет, пожалуй пуховые, крем от загара SPF 70, все, можно выходить! Fuuuuck! В палатку влетает сугроб снега, оседает на Диме и улучшает нашу климатическую обстановку. Да и пофиг, все равно вчера мы перевернули два литра горячей воды, прожгли коврик и просыпали корм. О, алеутские Боги, выключите наконец-то этот вентилятор и дайте мне поехать в Эквадор! Ах, ну да, еще дайте нам хотя бы по одному забитому снежному якорю на 30 метров, а то веревке у нас всего столько. Все, завтра мы точно должны пойти на вершину! Сидеть здесь больше нет никаких сил.

А перед этим.
Неужели, на ЭТОМ можно лететь?! Старая красная Cessna производила впечатление музейного экспоната. Пилот Джэк, наоборот, производил впечатление вполне живого и бодрого аляскинца, одного из многих, кто рождается с лыжами, бородой, санями и маленьким самолётом на заднем дворе.

Джек внимательно проследил, как взвесили весь наш бутор, нас самих, и все это саморучно (включая нас) загрузил в свой летательный аппарат. Хорошо, летом на Аляске можно летать и ходить в любое время суток, всегда светло. Вот и мы полетели в 8 вечера, что бы потом выйти с ледового аэродрома в час ночи.

Ну, и вышли, естественно. Далее должен следовать опус на три страницы про то, как тяжело тянуть сани. Но я этот момент опущу, потому, что это не тяжело, это полный. Да, именно, он! Особенно в гору, особенно под гору, особенно на траверсе и особенно вообще всегда! Потому, что они переворачиваются, разворачиваются, тянут назад, примерзают, переезжают через передний и задний тормоз, догоняют и бьют по ногам, обвязка отдавливает кости, а уж если упасть в трещину, и они тебя накроют сверху. Тут уже не то что он. а вообще, я таких слов не знаю!

Так вот, опуская подробности ездового спорта, три дня нам потребовалось для перехода в базовый лагерь. Правда, один из этих дней мы шли два часа, потом стало жарко и идти нам надоело, мы устроили, как это у туристов называется, дневку, зарядили все свои гаджеты, три (. ) раза вскипятили воду и употребили почти все апельсины.

Тогда же мы познакомились с американо-британской связкой, на почве того, что наша солнечная батарея работала хреново, а их солнечная батарея работала прекрасно. А за день до этого мы встретились с московскими ребятами, Олегом Наседкиным, Алексеем и Ринатом, которые везли на своих санях просто огромный ящик с продуктами! К сожалению, мои тягловые способности были далеки от совершенства, поэтому, в супермаркете я купила исключительно дорогую американскую сублимированную жратву, которая, к стати, оказалась прекрасной на вкус и вид. Ничего общего с нашим отечественным чахлым подобием.

Так вот, в базовый лагерь мы все-таки дотащили себя, впряженными в санки, одетыми в кошки (снегоступы мы закопали на 3200) и даже весьма бодрыми. Да, все лагеря на Денали измеряются в футах, так что не плохо бы заранее изучить высоты, а то на вопрос «далеко ли до 4200», америкосы смотрят на тебя как на полного кретина. В БЛ народ умудряется отсиживаться дней по десять, а так как там заняться вообще нечем, то все занимаются стройкой. Таких вычурных ветрозащитных стенок, туалетов и площадок под палатки не встретишь, уж точно, нигде в мире! Но, так как в наших душах архитекторы так и не проснулись, мы заняли чужую оборонительную крепость. Правда, как показала последующая практика в штурмовом лагере, один легкий бриз и стенки выдуваются до кружева или вообще, неожиданно падают на палатку. Так что, это все более для забавы, чем для пользы дела.

Ну, и финальный перенос тяжестей на расстояние – переход, с элементами альпинизма, в штурмовой лагерь. Там нет ничего сложного, просто наконец-то появляется ощущение, что ты совершаешь восхождение, а не поход по Приполярному Уралу.

А потом, мы попали на четыре дня отсидки, так как начался бриз 160 км/ч. Меня постигло Победное дежавю, и я уже подумала, что се ля ви, прощай тёплый океан, так и будем морозить жо. пока не перестанет дуть или пока «завтра» не окажется днем вылета из Анкориджа домой. Но, алеутские боги оказались к нам благосклонны и к вечеру четвертого дня выключили вентилятор. Американо-британцы, да, их зовут Макс и Пит, не стали испытывать свою судьбу и рванули на гору в 10 вечера.

Я тоже предлагала такой вариант, но разумные московские альпинисты забросали мой огонек безумия вескими доводами, что днем (блин, да там всегда день!) теплее. И мы нисколько не пожалели, нормально сходив на вершину. Как мы шли на вершину?

Ну, мы связались веревкой, которую честно прощелкивали в сноупикеты, т.к. рейнджеры сказали, что там постоянно кто-то падает и гибнет, а это никак не соответствовало моим планам на Эквадор. Потом мы долго не могли понять, где, собственно, сама вершина. Мы шли и шли по склонам и полям, иногда даже вниз, выпили всю воду и высосали энергетические гели, сфотали все «потрясающие виды с горных вершин», собрали минералогическую коллекцию для Диминого сына, увидели острый, как нож, предвершинный гребень, получили наставления от Олега Наседкина и достигли высшей точки Северной Америки.
С гордостью достали Иридиум, позвонили болельщикам и родственникам, заметили, что все остальные звонят с обычных мобильников, со смущением убрали Иридиум. Конечно же, осуществили фотосессию с гигантским гвоздём, обозначающим вершину. Вот и все! Затем вниз-вниз-вниз.

Из штурмового лагеря мы спустились на ледовый аэродром за 20 часов. Это был ужасный день. Я так ни разу в жизни не стерала ноги! Единственное, что радовало, это возможность ехать вниз на санях верхом. Американских рейнджеров разбил бы паралич, при виде такой картины. Безумные русские. Перед аэродромом нам все же пришлось связаться, так как трещины были совсем уж очевидны, и падать в них не хотелось, ведь мы были так близки к душу и томатному соку.
Рано утром за нами прилетел Джек, устроив напоследок обалденную экскурсию над ледниками и скальными стенами, которые еще ждут своих первопроходцев. Днем мы организовали себе праздник фаст-фуда в Талкитне, с нашими ребятами и ставшими тоже нашими, Максом и Питом.
А следующим утром я летела в Сальвадор, потому что на Эквадор уже не оставалось времени. А вечером сидела на лайн-апе со своим сёрф-гидом, за 20 баксов в день, который случайно оказался вице-чемпионом Мира. И накрывающие с головой, горячие солёные волны вымывали из сознания лёгкий бриз и вечный снег Денали. И еще была ночь, настоящая черная ночь 12 часов в сутки, ведь только ночью можно выспаться.

Гора Мак-Кинли

Гора Мак-Кинли (Mount McKinley)

Мак-Кинли – самая высокая гора Северной Америки, находящаяся в пределах Аляскинского хребта. Этот район относится к национальному парку Денали. Высота пика составляет 6194 метров, при этом его относительная высота (превышение над основой горы) — 6118 метров, что ставит гору Мак-Кинли по этому параметру на 3-е место после Эвереста и Аконкагуа.

Сэкономь на путешествии!

Происхождение названия

Представители племен атабасков, издавна населявших территорию у подножия горы, называли её Денали, что переводится как «Великая». В период колонизации Аляски Россией было распространено наименование Большая Гора. Современное название придумал местный искатель золота Уильям Диккей, который в 1896 году поведал всем жителям планеты о существовании этого грандиозного творения природы. Он предложил использовать имя американского президента Уильяма Мак-Кинли, правившего в то время.

Первые упоминания о Мак-Кинли

Европейцы впервые упоминают Мак-Кинли в конце XVIII века. Английский мореплаватель Джордж Ванкувер сообщал в своих записях о высоких горах на Аляске. В 1839 году известный российский путешественник и географ Фердинанд фон Врангель обозначил вершину на карте. Несколько лет спустя исследователь Аляски Лаврентий Загоскин занялся тщательным изучением этой местности. Он описал свои впечатления в различных публикациях.

Силуэт Мак-Кинли на горизонте

Климатические особенности горы

Погодные условия данной местности отличаются особой суровостью. По мере поднятия на вершину Мак-Кинли температура воздуха существенно падает. Метеорологи установили специальные приборы на высоте 5300 м – они позволили зафиксировать отметку -83°С. Воздух на вершине очень разрежен, поэтому здесь довольно трудно дышать. Альпинисты, желающие взобраться наверх, должны быть осведомлены о высоком риске развития горной болезни.

История покорения вершины

Первые попытки покорения Мак-Кинли предпринимались на заре XX века. В 1903 году доктор Фредерик Кук, успешно совмещавший свою профессию с амплуа путешественника, попробовал осуществить штурм вершины. Участники экспедиции преодолели высоту 3700 м, на чем их путь завершился. Причиной остановки стала угроза схождения лавины. Путешественники возвращались назад другой дорогой – более 1000 км они были вынуждены пройти в крайне опасных условиях. Кук принял решение не опускать руки и через 3 года вновь начал восхождение на самую высокую точку североамериканского континента. Несколько месяцев спустя ему все же удалось достичь вершины, где он пробыл с товарищами 20 минут. В последующие годы путешественник выпустил книгу под названием «На крыше континента» и наслаждался славой первооткрывателя вершины Мак-Кинли.

Хадсон Стак и Гарри Карстенс — лидеры первого успешного восхождения на вершину Мак-Кинли в 1913 году.

Довольно неожиданно его подставил завистливый приятель Роберт Пири. Подкупив путешественников, достигших пика горы вместе с Куком, он заявил о неправдивости подвигов доктора. Общественность обвинила Фредерика Кука во лжи, доказать обратное у путешественника не получалось. Споры о том, побывал ли исследователь на вершине, продолжались целое столетие. В 2006 году российские альпинисты прошли по указанной им дороге, уложившись в заявленные временные рамки. Это стало завершением многолетних дискуссий – Фредерик Кук действительно достиг пика Мак-Кинли.

Следующей экспедицией, осуществившей успешный штурм горы, стала группа священника Хадсона Стака. Именно это восхождение на вершину признано на официальном уровне и считается первым в истории достижением пика Мак-Кинли.

В 1932 году на горе произошел несчастный случай. Двое альпинистов погибли во время восхождения, возглавив список жертв Мак-Кинли, который ежегодно пополняется. Люди погибают от холода, недостатка кислорода и отсутствия альпинистских навыков.

Вид на гору Мак-Кинли с самолета

2002 год ознаменовался восхождением экспедиции российского путешественника Матвея Шпаро, в составе которой числились инвалиды. 13 июня 2020 года испанец Килиан Жорнет Бургада установил рекорд скорости поднятия на вершину, его итоговый результат – 11 часов 40 минут. 7 месяцев спустя американский альпинист Лонни Дюпре впервые покорил вершину в одиночку зимой.

Памятка альпинистам

Мак-Кинли характеризуют как одну из самых сложных для покорения вершин. Гора имеет два пика – северный и южный. Последний отличается большей высотой, поэтому именно он является основной целью альпинистов.

Восхождение лучше запланировать на весенние месяцы ввиду более приемлемых погодных условий. Для достижения вершины необходима организация полноценной горной экспедиции. Путешественникам требуется хорошее знание специфики местности. Не стоит забывать об организации системы страховки и важности теплой одежды.

ТОП Онлайн Казино по бонусам и Джекпотам:
  • JOY Казино
    JOY Казино

    1 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

Добавить комментарий