СКР отказывается прекращать преследование фигурантов «игорного дела»

4 лучших онлайн казино на русском языке за 2020 год:
  • ROX Казино
    ROX Казино

    1 место! Лучшие условия для игрока!

  • JOY Казино
    JOY Казино

    2 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

«Игорное дело»: когда жертвой «борьбы с коррупцией» стал закон

Антикоррупционная повестка давно уже стала одним из главных российских трендов, и, чтобы там ни говорили представители оппозиции, тон в ней задают силовики. Едва ли не каждый день появляются новости о задержании, аресте, ходе судебного процесса над губернаторами, министрами, генералами силовых структур. Этому надо радоваться? Да, но только в том случае, когда речь идет о борьбе с реальными преступлениями, а не об использовании антикоррупционной риторики для элементарного сведения счетов и аппаратной конкуренции между разными ведомствами. Войны силовиков с таким сомнительным содержанием не меняют жизнь в стране к лучшему, но часто ломают человеческие судьбы. И, как в шпионских боевиках, оказывается, что обвинители – на самом деле преступники. Вспомним, например, чем закончилась давняя война силовиков, которая началась с так называемого «дела подмосковных прокуроров».

Причины этой войны хорошо известны. В 2007 году был создан Следственный комитет при прокуратуре, а самому надзорному органу резко сократили полномочия. В 2020 году Следственный комитет получил полную самостоятельность, и его председатель Александр Бастрыкин, судя по всему, хотел доказать, что стал силовиком первой величины не только на бумаге. Пересечение полномочий и амбиций привело к полноценной войне, в ходе которой пострадали как те, кто реально нарушал закон, так и невиновные люди.

Поначалу общество было взбудоражено громкими шаблонными заголовками печатных и телевизионных новостей: «В рамках «дела подпольных казино» задержаны высокопоставленные силовики из МВД и прокурорские работники». По мнению журналистов и следователей СКР, целый ряд правоохранителей «крышевал» подпольные казино, размещенные в загородных коттеджах.

Проблема подпольных казино в Подмосковье тогда действительно была настолько острой, что на нее обратил внимание президент Дмитрий Медведев. Александр Бастрыкин, видимо, увидел в этом шанс продемонстрировать главе государства и другим силовикам новую роль СКР. Кстати, уже тогда сформировался фирменный почерк сотрудников ведомства. Вместо того, чтобы проводить тщательное расследование и собирать базу объективных доказательств, судя по всему, достаточно найти одного особо ценного свидетеля (который часто сам не в ладах с законом и потому может иметь процессуальный статус подозреваемого или обвиняемого) и на основе его показаний «блестяще» раскрыть дело,а дальше «сломать» надзор и суд, добившись вынесения обвинительного приговора – и получить свои «палки» и «звезды».

Формально «игорное дело» началось с того, что в СК Московской области обратились три жителя подмосковного Пушкино. Они написали заявления: в одном из нелегальных игорных домов их обманули на три миллиона рублей. Вскоре в Шереметьеве был задержан владелец незаконных игорных клубов Иван Назаров. Он и стал тем самым «ключевым свидетелем», показания которого и остались единственной реальной удачей СКР.

Тем не менее следственное управление СК по Московской области, на основании некой «оперативной информации» возбудило уголовное дело о поддержке бизнеса Назарова сотрудниками прокуратуры. Прокурор отменил это постановление. Тогда СКР повторно возбудил уголовное дело против Назарова, но уже по статье «Мошенничество», вероятно, заранее зная что данное уголовное дело только квалифицируется как незаконное предпринимательство (в окончательном варианте так и сделали). К процессу было приковано внимание всех ключевых СМИ. Сначала новость о том, что представители прокуратуры якобы связаны с незаконными казино, промелькнула в новостных лентах, а чуть позже появились полноценные «журналистские расследования», материалы для которых явно были результатом «контролируемой утечки» из СКР.

Бывший владелец игорных домов Иван Назаров заявил следствию, что специфическую защиту ему оказывали высокопоставленные сотрудники не только прокуратуры, но и МВД. Война двух ведомств превратилась в войну трех.

СКР возбудил уголовное дело против четырех сотрудников прокуратуры и «иных неустановленных лиц». Вскоре среди этих «неустановленных лиц» были «выявлены» высокопоставленные офицеры МВД.

Рейтинг надежности онлайн казино с лицензией:
  • ROX Казино
    ROX Казино

    1 место! Лучшие условия для игрока!

  • JOY Казино
    JOY Казино

    2 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

Начальник БТСМ (Бюро специальных технических мероприятий) управления «К» МВД России Фарит Темиргалиев и его заместитель Михаил Куликов 7 июня 2020 года были вызваны в качестве свидетелей в СКР , которая осуществляла оперативное сопровождение «игорного дела». Но старший следователь СКР Денис Никандров, который и стал известен благодаря этому делу, и позже благодаря данному делу получил генерала, подписал постановление о задержании Темиргалиева и Куликова как подозреваемых в получении взятки. Дело Темиргалиева и Куликова решили выделить в отдельное производство. Видимо, следствие рассчитывало, что офицеры пойдут на сделку и дадут необходимые показания под их диктовку, как это сделал Назаров. Но Темиргалиев и Куликов, в отличие от владельца подпольных казино, настаивали на своей полной невиновности.

Вся доказательная база строилась исключительно на показаниях Назарова. Не было ни записей прослушек, ни изъятых денежных средств, ни доказанных фактов встреч владельца казино с сотрудниками МВД. Естественно, прокуратура выступила против откровенно сфабрикованного уголовного процесса. Заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь обоснованно отменил постановление о возбуждении уголовного дела. В ответ следователь СКР Никандров, в обход надзорного органа, подал ходатайство о заключении под стражу, и Басманный суд поддержал его.

Это очень важный момент, и речь тут не о «юридических тонкостях», а о принципиальном подходе СКР к своей работе. Если расследованию того же следователя Никандрова мешает норма закона, то получается, что эту норму можно с легкостью игнорировать? А в нашем-то случае речь шла об основополагающих вещах. Например, ну нельзя арестовать человека, если нет уголовного дела. А дела в отношении Темиргалиева и Куликова на момент ареста юридически не существовало, потому что постановление было отменено.

Грубейшие нарушения уголовно-процессуального кодекса заключались в том, что уголовное дело было возбуждено в отношении сотрудников прокуратуры и «неустановленных лиц», и впоследствии представители СКР сами выделили уголовное дело опять в отдельное производство, тем самым доказав, что милиционеры не имеют никакого отношения к прокурорам. Соответственно, неустановленные лица не могут быть задержаны и арестованы.

И это не какой-то поверхностный юридический анализ, а позиция Верховного суда РФ, который вынес 4 сентября 2020 года определение о незаконности постановления Басманного районного суда и поддержавших его вышестоящих инстанций. Процитируем: «Главным остается то, что суд не вправе был избирать Куликову меру пресечения на основании ходатайства следствия, все положения которого были основаны на отмененном постановлении о возбуждении уголовного дела и к моменту его рассмотрения уже утратили юридическую силу».

Таким образом, получается, что в отношении Куликова и Темиргалиева в нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, мера пресечения избрана без возбуждения уголовного дела? То есть они абсолютно незаконно просидели в СИЗО целых 18 месяцев? И сидели бы дольше, если бы не истек предельный срок содержания под стражей. Но и тогда следствие взяло с них подписку о невыезде, а дело, которое очевидно разваливалось, не прекратило. Адвокаты Куликова и Темиргалиева вновь обратились в Басманный суд, и судья уже указал следствию об отмене привлечения и подписки, что не хотел делать Никандров.

Законность была восстановлена только после обращения адвокатов Елены Вяткиной и Елены Васильевой в Верховный суд. Судья признал содержание под стражей милиционеров и все следственные действия в их сторону незаконными. Решение вступило в силу. Тогда уже Следственный комитет попытался обжаловать решение Верховного суда РФ. Заявитель Денис Никандров получил ответ, из которого следовало, что сотрудник следственных органов не может обжаловать решения суда. Почему? Да потому что есть УПК, где четко прописано, кто имеет право обжаловать решение суда. В этом списке следствие отсутствует. Возникает вопрос: неужели звезда следствия Денис Никандров не знал об этом?

Нет, просто это тот случай, когда представители СКР продолжали делать плохую мину, когда уже проиграли. Его руководство даже обратилось к главе Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву, указав, что решение «затрагивает интересы всего Следственного комитета России», то есть создает прецедент. По которому преследование и других фигурантов резонансного дела может быть признано незаконным. Так в итоге и вышло. Дело развалилось, но СКР еще долго отказывался восстановить элементарную справедливость.

После всех решений судов, вплоть до Верховного, следователь Никандров не выносил постановление о прекращении уголовного преследования Куликова и Темиргалиева. Аргументы были примерно следующими: Верховный суд якобы назвал незаконным преследование только прокурорских работников, а дело в отношении Темиргалиева и Куликова было еще в 2020 году отменено Генеральной прокуратурой. А по прокурорскому делу он не может принимать решение, потому что сам верховный суд указал что Куликов и Темиргалиев не имеют отношения к делу.

Вот уж по форме верно, а по факту издевательство! Сначала представители СК в течение полутора лет игнорируют постановление ГП и добиваются ареста невиновных людей, а потом вдруг вспоминают об этом постановлении, чтобы по факту продолжать их очевидно незаконное преследование?

Справедливость, как это бывает, восстановила сама жизнь. Следователь Никандров был арестован и признан обвиняемым по громкому уголовному делу о коррупции. И 8 мая 2020 года Следственный комитет вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Михаила Куликова и Темиргалиева Ф. Он теперь имеет право на полную реабилитацию. В документе четко указано, что следствие не нашло состава преступления. Жизнь повернулась так, что Куликов и Темиргалиев на свободе. А Денис Никандров, который их незаконно и фанатично преследовал, находится в СИЗО и, скорее всего, скоро отправится на зону.

Дело «игорного» прокурора Александра Игнатенко закроет суд

Дело «игорного» прокурора Александра Игнатенко закроет суд. Сами следователи прекращать уголовное преследование экс-зампрокурора Подмосковья, крышевавшего нелегальные казино, не намерены, несмотря на противодействие Генпрокуратуры РФ, которая не утверждает обвинительные заключение. Об этом сообщили «Известиям» источники в правоохранительных органах. Тем временем бизнес-империя Ивана Назарова, основного подельника прокуроров и главного свидетеля, продолжает процветать. Только вместо казино прибыль ему теперь приносят суши-бары, а в помещениях, где располагались «однорукие бандиты», разыгрываются лотереи «Бинго».

Город Пушкино, улица Вокзальная — всегда людская толчея. Маршрутки, такси, приезжающие и отъезжающие. Именно здесь, в доме № 5, располагался основной офис игорной бизнес-империи Ивана Назарова. Половину здания в 2020 году здесь занимал ресторан «Премиум-бар», в котором проходили деловые встречи. Во второй половине был развлекательный клуб. А рядом в длинной неказистой пристройке размещались десятки игровых автоматов.

Разваленное дело

Игра на деньги не прекращалась ни на минуту, пока в феврале 2020 года по обвинению в создании сети подпольных казино Федеральная служба безопасности (ФСБ) не задержала подмосковного бизнесмена Ивана Назарова и его помощников Марата Мамыева и Аллу Гусеву. Одновременно были возбуждены уголовные дела против сотрудников подмосковного ГУВД и нескольких высокопоставленных подмосковных прокуроров, включая тогдашнего зампрокурора Московской области Александра Игнатенко.

На момент ареста, поданным ФСБ, у Назарова было 1,2 тыс. «одноруких бандитов» в 15 городах Подмосковья, которые приносили ему $5–10 млн в месяц. Из них почти 80% доходов уходили на взятки: прокурорам ежемесячно платили $20–30 тыс., высокопоставленным офицерам МВД — $75 тыс.

К 2020 году основное «игорное дело» развалилось — в нем фактически не осталось обвиняемых. Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения.

Единственная высокопоставленная фигура, в отношении которой до сих пор ведется уголовное дело, — это экс-зампрокурора Московской области генерал юстиции Александр Игнатенко. Он обвиняется в получении взяток.

Но, как говорят источники в правоохранительных органах, направить дело в отношении Игнатенко в суд будет очень сложно из-за позиции Генпрокуратуры. В то же время сами следователи прекращать уголовное преследование экс-прокурора не торопятся.

— Сейчас срок следствия продлен до 28 августа 2020 года, — рассказывает собеседник «Известий». — Но если нам снова не дадут направить дело в суд, мы еще раз продлим время следствия. Так что у адвокатов Игнатенко остается только один шанс закрыть дело — самим обратится в суд с требованием о закрытии дела.

Защитник Игнатенко Александр Аснис такой возможности не исключил.

— Такая процессуальная возможность прописана в законе, — поясняет адвокат. — Но на практике она применяется крайне редко. Я бы не хотел сейчас разглашать нашу тактику и дальнейшие действия через СМИ до получения результата.

В пресс-службе Следственного комитета РФ«Известиям» заявили, что не будут комментировать дело до окончания следствия.

Бинго

Между тем организаторы подпольных казино почти сразу после ареста заключили сделки со следствием и вышли на свободу. В конце 2020 года Назаров и Мамыев были амнистированы. При этом, как выяснили «Известия», их бизнес практически не пострадал. Да и Вокзальная улица за три года, которые длится следствие, фактически не изменилась. Сменились только вывески на длинной пристройке. Вместо рекламы «Джекпотов» и «Вулканов» на стенах названия букмекерских контор, а также лотереи «Бинго-бум».

— Наплыв посетителей у нас по вечерам, — поясняет оператор игрового зала Ольга. — Конечно, когда здесь стояли игровые автоматы, народу было куда больше.

Сейчас вместо игровых автоматов в помещении стоят два десятка столов с ЖК-мониторами, на которые выводятся результаты розыгрышей. А на входе перед стойкой администратора висит угрожающее объявление — в помещении, не делая ставок, можно находиться только 20 минут.

— У нас всё честно, — убеждает оператор. — Лотерею разыгрывает компьютер, подключенный к единой сети наших клубов, расположенных по всей стране. Вот совсем недавно мужчина у нас 70 тыс. рублей выиграл.

По словам, Ольги, стоимость игры составляет от 250 до 500 рублей. Но игрок должен быть совершеннолетним и иметь при себе паспорт для регистрации в игровой системе «Бинго». Причем при покупке билета выдается кассовый чек.

Согласно кассовому чеку, владеет «Бинго-бумом» ООО «Стар бет». По данным базы «СПАРК-Интерфакс», «Стар бетом» через ООО «БИС» и ООО «Роял тайм групп» владеют несколько граждан России и кипрский офшор. На сайте лотереи «Бинго-бума» говорится, что лотерея может отдавать предпринимателям по франшизе всё необходимое оборудование для игры в аренду. Оборудование окупается за 3–6 месяцев.

Впрочем, с 1 июля 2020 года все частные лотереи в России объявляются вне закона. С этого дня вступают в силу поправки в закон «О лотереях» и в России будут действовать только два вида лотерей: Всероссийская государственная лотерея и Международная лотерея (проводится на территории двух и более государств, включая РФ, на основании международного договора РФ).

Об изменении закона пушкинские операторы «Бинго» не слышали.

— Что-нибудь еще придумают, — оптимистично заявляет Ольга. — Народу же надо играть.

Кто реальный хозяин зала и какова прибыль клуба, девушка говорить отказалась. Услышав фамилию Назарова, кивнула в сторону суши-ресторана «Премиум», находящегося по соседству.

Суши от Назарова

Ресторан «Премиум» в доме № 5 на улице Вокзальной Иван Назаров открыл в 2007 году. Сейчас их целая сеть: заведения работают в Клину, Щелково и Сергиевом Посаде. Пушкинский «Премиум» когда-то был поделен на два зала, в одном из которых также стояли игровые автоматы. Сейчас «одноруких бандитов» в зале нет. Теперь там стоят массивные обеденные столы. Основное меню — азиатская кухня.

Сам Назаров, по информации «Известий», в пушкинском «Премиуме» частый гость. Здесь он обедает и проводит деловые встречи. Его всегда сопровождают несколько оперативников в штатском.

— Иван Назаров по-прежнему находится под госзащитой, — поясняет собеседник в правоохранительных органах.

Также по адресу Вокзальная, 5 зарегистрированы фирма Ивана Назарова ООО «Колорит» и фонд «Общественная социально-правовая защита детей-инвалидов «Виктория», совладельцами которого помимо Назарова значатся Мария Казакова и Наталья Нищеменко, жена бывшего одинцовского прокурора Романа Нищеменко, который также обвинялся в крышевании нелегальных казино.

Наталье Нищеменко, по данным «СПАРК-Интерфакс» также принадлежит 30% в ООО «Пушкинский похоронный дом». В мае 2020 года Нищеменко зарегистрировала еще одну фирму — «Ника Сабвей». В состав ее учредителей вошли Светлана Игнатенко (жена экс-зампрокурора Московской области Александра Игнатенко) и Инна Гриднева.

По словам источника в правоохранительных органах, и сам Назаров, и родственники прокуроров, замешанные в игорном скандале, сохранили свой легальный бизнес.

— Фигуранты дела понесли только репутационные потери, — рассказывает собеседник. — Единственное, от чего пришлось отказаться Назарову, так это от игровых автоматов, весь же ресторанный бизнес процветает и продолжает приносить ему миллионные доходы.

По мнению главы Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, с самого начала это дело не было связано с бизнесом.

— Это было противостояние между Генпрокуратурой и силовиками, поэтому никто не стремился уничтожать бизнес Назарова, — поясняет Кабанов. — Всё, что можно было перевести в легальный бизнес, он с успехом перевел. А силовые ведомства тем временем решили свои кадровые вопросы.

Теперь, по словам Кабанова, ни само уголовное дело, ни его фигуранты стали никому не нужны.

«Известия» попытались связаться с Иваном Назаровым и его компаньоном Маратом Мамыевым. Однако они были для комментариев недоступны.

Впрочем, после того как Назаров и Мамыев отошли от игорного бизнеса, нелегальные казино в Подмосковье всё равно остались.

10 июня 2020 года правоохранительные органы ликвидировали три нелегальных казино во Фрязино и Щелково. В общей сложности полицейские изъяли 40 игровых автоматов.

Хронология игорного дела

В феврале 2020 года сотрудники ФСБ задержали бизнесмена Ивана Назарова и его помощника Марата Мамыева по обвинению в организации сети подпольных казино. Вскоре выяснилось, что бизнесмены были низовым звеном игорной мафии. Согласно материалам уголовного дела, основной доход от нелегального бизнеса получали областные прокуроры, которые за взятки крышевали казино.

В мае 2020 года были возбуждены уголовные дела против начальника отдела областной прокуратуры Дмитрия Урумова, прокурора Ногинска Владимира Глебова, прокурора Пушкино Романа Нищеменко, прокурора Клина Эдуарда Каплуна и прокурора Серпуховского района Олега Базыляна.

Следствие считало их организованной группой, в которую также входили сотрудники подмосковного ГУВД. На самом верху этой криминальной пирамиды, по версии следователей, находился зампрокурора Подмосковья Александр Игнатенко. Однако сразу после начала следствия он сбежал за границу.

Задержали Игнатенко только 1 января 2020 года на территории Польши. А спустя год он был экстрадирован в Россию. Сейчас Игнатенко находится под подпиской о невыезде. Срок следствия в отношении него продлен до конца августа 2020 года.

СКР обещает не прекращать расследование «игорного дела»

Лента новостей

Все новости »

СКР обжаловал решение заместителя генпрокурора о возврате уголовных дел для проведения дополнительного следствия

Следственный комитет России будет продолжать расследование «игорного дела», даже если прокуратура не удовлетворит жалобу следствия, сообщает пресс-служба СКР.

СКР обжаловал решение заместителя генпрокурора о возврате для проведения дополнительного следствия уголовных дел экс-зампрокурора Александра Игнатенко и бывшего главы управления прокуратуры по Московской области Дмитрия Урумова. В пресс-службе СКР сообщили, что в случае отказа в удовлетворении жалобы следствие по делу все равно будет продолжено.

СКР ведет работу по 10 уголовным делам, возбужденным по факту ведения нелегального игорного бизнеса, а также получения взяток сотрудниками прокуратуры в Подмосковье. Согласно сообщению пресс-службы ведомства, в настоящее время в разработке находятся дела бывших сотрудников прокуратуры Московской области, в частности, прокуроров Олега Базыляна, Романа Нищеменко и Владимира Глебова. В общей сложности фигурантами 10 уголовных дел являются 18 человек.

Накануне из СИЗО «Лефортово» на свободу вышел один из фигурантов «игорного дела» Александр Игнатенко. Он пробыл под стражей 18 месяцев, что является предельным сроком на период предварительного следствия. Игнатенко стал последним из 17 обвиняемых по делу о «крышевании» нелегальных казино в Московской области, выпущенных на свободу.

ТОП Онлайн Казино по бонусам и Джекпотам:
  • ROX Казино
    ROX Казино

    1 место! Лучшие условия для игрока!

  • JOY Казино
    JOY Казино

    2 место по бонусам и скорости выплат!

  • Казино Х
    Казино Х

    Большие бонусы и высокая отдача со слотов!

  • SOL Казино
    SOL Казино

    Надежное казино с моментальным выводом денег!

Добавить комментарий